Главная
ИКОНОГРАФИЯ ПРАЗДИЧНОЙ ИКОНЫ

 

Почитание святых икон играет в Церкви очень большую роль, потому что икона есть нечто большее, чем просто образ: она не только украшение храма или иллюстрация Священного Писания, она – полное ему соответствие, предмет, органически входящий в богослужебную жизнь. Этим объясняется то значение, которое Церковь придает иконе, то есть не всякому вообще изображению, а тому специфическому образу, который она сама вырастила в течение своей истории. В иконе Церковь видит не какой-либо один аспект православного вероучения, а выражение православия в целом, православия как такового, отчего иконы справедливо называются также «богословием в красках». Икона вне Церкви в подлинном смысле существовать не сможет. Она есть составная часть богослужения, одна из форм проповеди Евангелия, свидетельство Церкви о Боговоплощении, так же как церковное пение, архитектура, обряд.

Обновление храма Воскресения Христова в Иерусалиме. Конец XVI века. Из Сольвычегодского Благовещенского собора. Обновление храма Воскресения Христова в Иерусалиме. Начало XIX века. Происхождение неизвестно. Коломенский музей-заповедник. Обновление храма Воскресения Христова в Иерусалиме.2009 г. Село Ермолино.

Сюжет иконы «Обновление храма Воскресения Христова в Иерусалиме» связан с историческим событием – освящением храма Воскресения Господня, построенного на месте Голгофы и Гроба Господня Константином и Еленой. И хотя его события имеют совершенно конкретное историческое содержание, сама икона является подробной, а порой буквальной иллюстрацией праздничной службы.

Через сопоставление событий Ветхого и Нового Завета в иконе проводится идея, пронизывающая всю праздничную службу, – обновление Ветхозаветной Церкви через крестные страдания Христа и его мучеников, утверждение Церкви Новозаветной, открывающей путь в Царство Небесное. Взаимосвязь событий Ветхого и Нового Завета прослеживается почти во всех текстах богослужения. Например, икос шестой песни канона: «Память совершая обновлений мудрейший древле Соломон Богу, животных бессловесных приношаша всесожжения и жертвы: егда же ныне истина и благодать на землю: жертва абие преложи, жертвовав жертву на спасение наше, в себе яко Человеколюбец». Повествование иконы начинается с помещенного в нижней ее части изображения богослужения в храме Соломона, по левую сторону которого расположена сцена заклания жертвенных агнцев. В храме находится фигура молящегося Соломона, благословляемая с небес Саваофом. Это изображение в точности соответствует чтению в начале службы молитвы Соломона на освящение храма. «Ста Соломон пред лицем жертвенника Господня, пред всем собором: и возде руце свои на небо, и рече…» (3 Царств 7: 22-26). В правой части ветхозаветного храма изображен престол с ковчегом завета, скрижалью и свешником. Над престолом находится лампада и парящие херувимы.

Расположенная с права от храма Соломона сцена «Побиение комнями архидиакона Стефана» вводит нас в круг евангельских событий, посвященных страстям Христовым, которым отведена средняя зона иконы. «Распятие» как бы вырастает из медальона с сотворением Адама и Евы на фоне райского сада и располагается под другим с «Горним Иерусалимом», что соответствует тексту восьмой песни канона праздничной службы: «Днесь второй Адам Христос показа рай мысленный, новую сию скинию, приносящую вместо знания, живоносное Креста оружие…».

«Страсти Христовы» («Распятие», «Сошествие во ад», «Положение во гроб») окружают центральную композицию, где представлено символико-аллегорическое изображение богослужения в храме Воскресения. В центре алтаря, воздев руки, стоит первый иерусалимский епископ Иаков брат Господень. В руках у него потир с Младенцем Христом. Иакову прислуживают два диакона,Иоанн Богослов и равноапостольные цари Константин и Елена. Рядом с престолом сослужат отцы Церкви, великие вселенские учителя церкви: Иоанн Златоуст, Григорий Богослов, Василий Великий. А перед ними изображены гимнографы со свитками в руках: Иоанн Дамаскин, Косма Маюмский. Связь Церкви Ветхого и Нового Завета усиливается соучастием в литургии пророков и праотцов, представленных Иоанном Предтечей, пророком Исаией и царём Давидом. Под центральной композицией, на фоне храма, изображена проповедь Евангелия апостолами Петром и Павлом.

В верхней центральной части иконы на фоне пятикупольного храма изображён «Спас в славе». От фигуры Христа исходят пучки золотых лучей, пронизывающихвсе все сферы «славы». С четырёх сторон Христа изображены символы четырёх Евангелий.

В верхних углах иконы расположены два медальона, которыми завершается повествование. В них представлено ангельское воинство и Горний Иерусалим с Этимасией – Уготованным Престолом, символическим образом жизни Будущего века, окончательной победы и воцарения Христа над миром. Важною в византийской иконографии является эмблема “Уготованного Престола”. Происхождение эмблемы «кроется в обычае древних церквей греческого Востока выставлять по праздникам и во время соборов приготовленные церковью престолы с книгою Св. Евангелия на них, а в Иерусалиме – с орудиями Страстей Господних и Св. Крестом. Самое наименование заимствовано из Послания Апостола Павла к Ефесянам VI, 15, приглашающего к “уготованию благовествования мира”, и псалмов IX, 8, 38; LXIV, 9 и LXXXVIII, 14, которые воспевают Господа, “уготовавшего на суд престол свой”. На Ефесском соборе, по словам св. Кирилла Александрийского, Сам Спаситель являлся Главою собрания, ибо посреди собора было положено Св. Евангелие на особо воздвигнутом для того троне. Таким образом, эмблема “Угототованнаго Престола” была как образом Самого Спасителя, Судии мира и Его Второго Пришествия, или Страшного Суда Христова, Его знамением, которое явится на небе перед явлением Сына человеческого (Матф. 24: 30) так и образом церкви небесной, утвержденной по Вознесении Спасителем.

По существу, все программное содержание этой иконы выражено словами третьей песни праздничного богослужения: «Свидетельства скинию Христос показа, и Божественный Моисей на земли водрузи, и храм обновляет Соломон в жертвах: мы же к Новому Иерусалиму верою прибегающе, давидски дадим Божественное воспевание распеншемуся нас ради, просяще прощение всех, имиже согрешихом».